Skip to content

Заседание Совета по стратегическому развитию и нацпроектам

состоялось заседание Совета при Президенте по стратегическому развитию и национальным проектам.

Участники встречи подробно обсудили динамику и показатели выполнения национальных проектов, а также ход их финансирования. В частности, собравшиеся рассмотрели результаты реализации нацпроектов в социальной сфере, в области транспортной инфраструктуры, цифровой экономики, промышленности и т. д.

В.Путин:

Национальные проекты – это уникальный инструмент, как мы с вами знаем и понимаем. Ничего подобного раньше по масштабу, по охвату у нас никогда и не было, ничего подобного не применялось для достижения целей в тех сферах, которые я уже назвал.

Сам факт запуска таких проектов говорит и о качественно возросших возможностях страны, о том, что нам нужно решать задачи принципиально нового уровня. Нужно и что самое главное – можно, мы в состоянии решать задачи такого масштаба.

Еще в середине прошлого года началась подготовка, подготовительный этап к этой работе. Нужно было создать нормативную и методическую базу, запустить механизмы взаимодействия органов власти, бизнеса, граждан. На все это потрачено много усилий, много времени на это ушло.

Сегодня, в конце года, можно подвести первые итоги реализации национальных проектов. Результаты, безусловно, есть. Около миллиона российских семей с детьми получили поддержку в рамках так называемого демографического пакета мер – это выплаты на первого и последующего детей, льготные ипотечные кредиты, погашение части ипотеки для многодетных семей.

Реализуется масштабная ясельная программа. Мы вплотную взялись за решение этой важной и чувствительной проблемы для семей, для молодых мам. За два года ввели почти 54 тысячи мест в яслях, а уже в 2021 году должны полностью закрыть имеющийся здесь дефицит. Но напомню, что на 1 декабря текущего года очередь в ясли составляла 194 210 человек. На момент запуска программы с 1 января 2018 года это было 272 255 человек.

Свыше двух тысяч школ в этом году оснащены высокотехнологичным оборудованием для образовательных программ для цифрового и гуманитарного профилей. Начался переход на новую перспективную модель сетевого школьного образования, когда обучение ведется с использованием инфраструктуры вузов, предприятий и технопарков, то есть объединяются, по сути, усилия всех этих структур.

По всей стране запущена система профилактических медицинских осмотров, причем впервые они включают обязательные обследования на онкологические заболевания. В текущем году около 60 миллионов человек прошли эти профосмотры.

С опережением идет расселение аварийного жилья, я уже об этом упоминал недавно в одном из публичных выступлений. В планах на год было расселить чуть более восьми тысяч человек, по факту новое жилье получили около 30 тысяч человек.

Отремонтировано почти 14 тысяч километров региональных и местных дорог, это почти в три раза больше, чем в прошлом году. Очищено 24 тысячи километров береговой линии и прилегающих акваторий рек и озер, включая Волгу, Байкал, другие уникальные наши объекты.

Хочу поблагодарить здесь волонтеров, около миллиона человек, за активное, непосредственное участие в этой работе. Конечно, все это отдельные примеры, но они показывают, что в целом общее направление движения, механизмы реализации национальных проектов выбраны верно.

В то же время не все из запланированного удалось исполнить. Некоторые важные показатели не достигнуты. Прежде всего это касается снижения смертности. В целом снижение смертности есть, но есть вопросы, на которые следует обратить особое внимание. Речь идет о смертности от сердечно-сосудистых и онкологических заболеваний. Так, как мы рассчитывали это сделать, нам пока это сделать не удалось.

Смотрите, за 10 месяцев текущего года смертность от болезней системы кровообращения составила 579,9 на 100 тысяч человек, ожидали – 575 за год. Близко очень, но все-таки целевой показатель не достигнут. То же самое по смертности от новообразований. У нас по факту – 203,2 на 100 тысяч человек, а ожидалось – 199,5. Тоже близко к целевым показателям, но они не достигнуты.

Еще одно направление, где нужно существенно нарастить усилия, – это поддержка экспорта. И я уже говорю о вопросах, связанных с экономикой, промышленностью. План по экспорту промышленной продукции в этом году не выполнен почти на восемь миллиардов долларов.

Конечно, здесь сыграли свою роль и ценовые факторы, конъюнктура рынка, многие другие объективные показатели – это правда. Здесь есть у меня и расклад, который дают эксперты: и правительственные эксперты, и независимые эксперты, – в значительной степени это по объективным обстоятельствам. Но все же это означает, что меры стимулирования экспорта должны быть более эффективными, основательными и просчитанными.

И конечно, самый главный, ключевой результат, которого нам предстоит добиться, – это реальные перемены к лучшему в жизни людей, перемены, которые почувствуют наши граждане. Не уверен, что у большинства людей сейчас есть такое ощущение. Об этом говорят и опросы общественного мнения различными структурами, в том числе и такими, которым мы с вами не можем не доверять, – это в том числе ФСО [Федеральная служба охраны].

Итоги полутора лет работы позволяют выявить ряд системных проблем, и на них хотел бы остановиться подробнее.

Первое – это сбои в перенастройке системы государственного управления. Мы впервые повсеместно в масштабах страны меняем работу органов власти, внедряем проектный подход, в основе которого достижение конкретных целей, результатов.

Второе – под эти цели, под эти результаты сформулированы задачи, мероприятия, которые мы должны реализовать для достижения этих целей. И наконец, выделены ресурсы именно под эти цели, назначены ответственные коллеги. Вот такая работа у нас раньше в масштабе госпрограммы не проводилась никогда. Некоторые сотрудники федеральных органов на местах не привыкли так работать, но и практики такой раньше не было.

Звучат предложения в этой связи скорректировать целевые показатели проектов. Хотел бы еще раз повторить: мы не будем этого делать, потому что мы не должны снижать заявленную планку достижения тех целей, которые для себя поставили. Стоит только первый шаг сделать, и все это вниз поедет. Заниматься ревизией цели национального развития считаю нецелесообразным. Любые попытки подогнать показатели, чтобы работать так, как частенько мы работали, здесь не нужно, вредно и недопустимо.

Еще раз хочу отметить: важнейший сквозной итог национальных проектов – это качественные изменения работы органов власти, новые современные подходы на всех уровнях управления. В этой связи вторая системная проблема – это пока еще недостаточное качество взаимодействия федеральных органов с региональными. Напомню, именно в субъектах Федерации на местах решается основной массив задач национальных проектов.

Есть проекты, где свыше половины затрат приходится на региональный уровень, именно здесь инвестируются средства. Для справки: доля расходов региональных бюджетов (это, конечно, не чисто региональные деньги, а с учетом трансфертов из федерального бюджета, тем не менее тратятся на местах) в нацпроекте «Безопасные и качественные автодороги» составляет 94 процента (цифра приличная – 4,2 триллиона в целом), «Жилье и городская среда» – 58 процентов, «Образование» – 57 процентов.

К сожалению, бывает так, что соглашения с регионами подписаны, деньги выделены, и на этом наши федеральные коллеги в ведомствах считают отношения с коллегами в регионах завершенными. В конце года регион должен отчитаться и всё. Думаю, что это неправильный подход.

Хотел бы еще раз повторить – федеральным властям нужно быть в постоянном контакте с коллегами из регионов, муниципалитетов, содействовать им в решении задач, приходить на помощь в трудных, нестандартных ситуациях. Необходимо каждодневное заинтересованное сотрудничество, полноценное партнерство и готовность работать по-новому и более эффективно всем вместе.

Третья проблема – это неритмичность финансирования нацпроектов, негибкость, я бы сказал иногда и косность этого механизма.

Напомню, на проекты выделяются беспрецедентные суммы. Только из федерального бюджета в этом году 1 триллион 750 миллиардов рублей. Однако коллеги из министерств и регионов частенько говорят, что процедуры бюджетирования громоздкие и забюрократизированные. Ресурсы осваиваются неритмично, смещаются на конец года, и даже с внедрением электронного бюджета эти проблемы никуда не ушли.

Например, на конец ноября кассовое исполнение национальных проектов в целом составило 74,8. Хорошо это или плохо – даже не очень понятно, не так уж и плохо, может быть, если иметь в виду то, что у нас происходило в прежние годы по бюджетному финансированию. Но, скажем, одно из таких ключевых направлений, которое является чуть ли не основным, во всяком случае, чрезвычайно важным, – цифровая экономика, кассовое исполнение вообще – 27,3 процента, а по экологии – 39,8.

Обращаю внимание, необходимо отладить финансовые механизмы нацпроектов. Я знаю, что в конце года, собственно говоря, здесь нового ничего нет, в конце года маховик раскручивается, но нам нужно, чтобы ритмично работала вся система в течение года. Нужно отладить этот механизм, предложить удобные решения для исполнителей, для их ритмичной работы четко и по графику.

Далее. Национальные проекты содержат огромный ресурс для развития отечественной промышленности, создания в России новых высокотехнологичных производств. На закупку машин и оборудования направляются триллионы рублей. Эти средства, как мы и договаривались, должны, главным образом, работать в экономике страны, содействовать ее качественному росту.

Поручения на этот счет давались еще в 2018 году, однако только сейчас появилось понимание, как организовать этот процесс. В результате из-за того, что достаточно долго, никуда не торопясь, я бы сказал, собирались с мыслями, фактически почти год упущен. Напомню, в ближайшее время нужно принять все нормативные изменения, а в I квартале будущего года запустить механизм контроля и мониторинга закупок оборудования в рамках нацпроектов, чтобы было видно, кто, где, что и каким образом приобретает.

Мы в значительной степени можем содействовать решению задачи диверсификации предприятий ОПК, используя эти ресурсы, и так нужно делать обязательно. Ясно, что должна быть конкуренция, ясно, что мы должны не забывать про наилучшие образцы, которые предлагает мировой рынок. Но при всех эти составляющих все-таки в первую очередь должны поддерживать своего национального производителя, стимулировать выход на самые лучшие международные образцы, с тем чтобы, создав им рынок здесь, способствовать тому, чтобы они выходили со своей продукцией и на мировые рынки. А здесь нужно включать тот механизм, о котором я сказал уже вначале, – поддержку экспорта.

В центре внимания национальных проектов, безусловно, должны быть, оставаться граждане, российские семьи. Их интересы, потребности, решение проблем, которые остро волнуют людей. Повторю, далеко не везде и не всегда люди чувствуют результаты национальных проектов, даже там, где эти результаты по факту есть, и об этом тоже говорят опросы.

Смотрите, это даже странно, по данным опроса ФСО, в сентябре текущего года 30,6 процента респондентов вообще ничего не знали о реализации национальных проектов. Как так может быть? Мы говорили-говорили на этот счет. Давайте просто выделим отдельные средства на информационное сопровождение.

Это важно на самом деле, потому что когда люди ничего не знают, они хуже ориентируются в том, что государство делает, и, наоборот, когда люди погружены в эти проблемы, понимают, что происходит, тогда и обратная связь эффективнее работает, и с бо́льшим эффектом мы тогда корректируем свою работу в практическом плане. А в апреле текущего года таких опрошенных, которые ничего не знают о реализации, было 31,7 процента, еще больше.

Более того, существуют примеры, когда важнейшие решения приходилось пересматривать только потому, что их суть, смысл, пользу гражданам вообще не объясняли. А если люди спрашивали об этом, то практически ответов не получали. Имею в виду, прежде всего, ситуацию с оборотом отходов.

Общение, постоянный контакт с гражданами и общественными объединениями обязаны быть в основе наших действий, и интересы людей в любой ситуации должны неукоснительно соблюдаться. Давайте будем иметь это в виду всегда в ходе нашей практической работы.

Т.Голикова: Наука. Все ключевые параметры этого проекта достигнуты. Создано пять научно-образовательных центров мирового уровня. Первые результаты: для реализации программ деятельности НОЦ привлечено 15,3 миллиарда внебюджетных ресурсов и 1,7 миллиарда – из региональных и местных бюджетов. Общая сумма подписанных соглашений по проектам составила 32 миллиарда рублей.

Крупнейшими индустриальными участниками НОЦ выступают «Лукойл», «Газпромнефть», СИБУР Холдинг, Уралкалий, «Роснефть», Приосколье, СДС-Уголь и ряд других. В деятельность НОЦ вовлечены почти три тысячи исследователей из научных организаций и вузов, разработано 133 новых образовательных программы, открыты центры развития компетенций руководителей. В сентябре 2019 года отобрано три центра геномных исследований, четыре международных математических центра мирового уровня.

Несмотря на то, что математические центры заработали совсем недавно, тем не менее у них есть первые результаты: опубликовано или находится в печати 61 научная статья, половина из которых в журналах первого и второго квартиля в Web of Science и Scopus; получен ряд фундаментальных результатов в области математических и смежных наук; создан комплекс программ решения обратных задач геологоразведки, медицины и фотоники. В рамках нацпроекта начато проектирование двух научно-исследовательских судов, в следующем году начнется их строительство. Это расширит возможности для исследований мирового океана и климата.

Уделено внимание и подготовке будущих научных кадров. Четыре специализированных учебно-научных центра на базе ведущих университетов страны получили господдержку на трехлетний период. Основная их задача – реализация системы непрерывного образования, школа-университет в рамках одной образовательной организации. На сегодняшний день в четырех СУНЦах учатся почти две тысячи детей. Отмечу, что почти 45 процентов – это дети из других регионов. Абсолютными лидерами здесь являются СУНЦ Московского и Новосибирского университетов.

Безусловно, уважаемые коллеги, первый год реализации проектов был непростым и показал все те проблемные точки, над которыми надо работать. В дальнейшем, с учетом того, что все инструменты созданы, нам необходимо совместно с регионами тиражировать полученные результаты и наращивать те темпы, которые были достигнуты в 2019 году.

М.Акимов: Цифровые решения прочно вошли в практику бизнеса, госуправления, в повседневность граждан. Проникновение мобильной связи в России превышает 90 процентов, по количеству пользователей смартфонов наша страна занимает пятое место в мире. Аудитория российского сегмента интернета растет, составила 96 ммиллионов человек, мобильная аудитория – 85 миллионов. Отечественные рынки цифровых платежей онлайн-торговли и совместного использования автомобилей так называемого каршеринга входят в число самых быстрорастущих в мире.

В целом за прошедший год вклад интернет-экономики в ВВП страны превысил целевой показатель Указа в 2,2 процента, и вырос примерно на 15 процентов. Определяющую роль в цифровизации страны играет, конечно, подключенность. В этом году за счет федерального бюджета к широкополосному доступу было присоединено более 17 тысяч социально значимых объектов: это школы, фельдшерско-акушерские пункты почти во всех регионах. Это больше чем за последние пять лет. Все социальные объекты будут обеспечены скоростным интернетом до конца 2021 года, на три года раньше запланированного срока.

Впервые такой крупный проект реализуется на конкурсной основе. В результате экономия составила более 16,5 миллиарда рублей. Нам удалось дополнительно помочь регионам создать внутреннюю информационную инфраструктуру за счет этих средств в 1700 школах в 13 регионах.

Особо отмечу, что все контракты по созданию инфраструктуры включают требования по использованию отечественной продукции. Это позволило в этом году дать нашей промышленности в части телекоммуникационного оборудования заказов более чем на четыре миллиарда рублей.

Благодаря политике импортозамещения в 2019 году расходы госкомпаний на приобретение российского программного обеспечения составят более 10 миллиардов рублей. Наша цель – в 2020 году дорастить эту сумму до 82 миллиардов рублей и до 150 миллиардов – в 2021 году. Для органов государственной власти закуплено 220 тысяч офисных российских пакетов и 520 тысяч антивирусных приложений на сумму более миллиарда рублей.

Безусловно, в инфраструктуре проект столкнулся со сложностями. Хотел бы отметить, например, проект по полному покрытию федеральных дорог мобильной связью, нам не удалось решить эту задачу из-за отсутствия решения по источникам питания. В протяженных регионах, на удаленных участках непростая ситуация с выделением спектра для сетей связи пятого поколения. Здесь будем искать решение, приемлемое как с точки зрения безопасности и развития прорывных сервисов, так и с точки зрения стоимости услуг для организаций и граждан.

С крупнейшими компаниями подписаны соглашения о развитии высокотехнологичных областей со Сбербанком, корпорациями «Ростех», «Ростелеком», «Росатом» и «РЖД». Для реализации утвержденной в этом году Вашим указом национальной стратегии развития искусственного интеллекта разработан профильный федеральный проект.

Завершилась первая очередь отбора технологических проектов для господдержки, институты развития получили свыше тысячи заявок, 180 стартапов прошли конкурсный отбор и поддержаны грантами, 80 проектов получили субсидии на развитие промышленных цифровых решений.

Госуслуги. За период реализации программы более чем в два раза увеличено количество оказанных услуг и почти в три раза вырос объем платежей через Единый портал госуслуг. Недавно мы на нем зарегистрировали 100-миллионого пользователя. Работаем над реализацией одного из наших флагманских проектов – электронного удостоверения личности гражданина и соответствующего цифрового приложения, который будет запущен в 2020 году.

25 процентов госуслуг оказывается в цифровом виде, за год прирост составил пять процентов. Наша цель – перевести 90 процентов взаимодействия граждан и бизнеса с государством в режим онлайн.

Как и было поручено Вами в Послании Федеральному Собранию, мы переходим от автоматизации отдельных услуг к оказанию сервиса по жизненной ситуации. Первый такой сервис заработал – это помощник ОСАГО для оформления европротокола, в 2020 году планируем запустить еще четыре таких сервиса – это исполнительное производство, трудовые отношения онлайн, социальная поддержка онлайн и поступление в вуз.

И конечно, не могу не сказать о создании правовой архитектуры цифровой среды. Со следующего года начнется добровольный переход на электронные трудовые книжки, узаконены цифровые права как новый вид имущества, установлены правовые основы сбора средств через интернет для финансирования небольших проектов, так называемый crowdfunding.

А.Силуанов: На достижение национальных целей развития в области экономики направлены три национальные проекта. Это проект малого и среднего предпринимательства, производительность труда и международная кооперация и экспорт. Остановлюсь на каждом из них.

Первый – это проект по поддержке малого и среднего предпринимательства. Значения всех трех ключевых показателей в текущем году будут достигнуты. Доля малого и среднего бизнеса в валовом внутреннем продукте составит 22,9 процента, что соответствует плановым назначениям. Доля экспортной продукции, производимой субъектами малого и среднего предпринимательства, в общем объеме несырьевого экспорта составит 9,8 процента при плане 8,8 процента. Численность занятых в сфере малого и среднего предпринимательства составит, как и запланировано, не менее 19,6 миллиона человек.

Что сделано в текущем году? Введен особый налоговый режим для самозанятых. В текущем году такой налоговый режим введен в четырех пилотных регионах и вызвал большой интерес у малых предпринимателей. Сегодня число таких граждан составило более 330 тысяч человек. Плановое задание в нацпроекте на этот год было 200 тысяч человек. С 1 января к эксперименту подключаются еще 19 регионов, а с 1 июля такое право мы предусмотрели предоставить всем субъектам Российской Федерации.

Далее. Расширен объем государственных закупок у субъектов МСП. В текущем году этот показатель составил 3,4 триллиона рублей при плане три триллиона. Развиваются центры «Мой бизнес». В них предприниматель может по принципу «одного окна» получить весь комплекс услуг по развитию своего бизнеса. В этом году такие центры разработали в 67 регионах, план – 20 регионов.

Продолжалось развитие портала бизнес-навигатора малого и среднего предпринимательства, позволяющего оценить востребованность бизнеса, рассчитать примерный срок его окупаемости. Сервисом портала к настоящему времени воспользовались 1,3 миллиона субъектов МСП, из них более 700 тысяч малых и средних компаний добились увеличения своего дохода и численности сотрудников. Это очень важно, и мы на следующий год ставим такую задачу, чтобы увеличился доход у более чем миллиона таких компаний. Перевыполнен план и по гарантийной поддержке, выдано гарантий на сумму 280 миллиардов рублей, плановое назначение – 120.

Что не удалось? Не удалось выполнить тот финансовый показатель об объеме финансовой поддержки МСП. Гарантийная система плюс субсидированные процентные ставки – мы в рамках этих двух этих параметров должны были осуществить поддержку на сумму 1 триллион 120 миллиардов рублей, оказали на сумму 750 миллиардов рублей. Но этот показатель не повлиял на достижение целей национального проекта.

В течение года мы расширяли программу субсидирования процентной ставки, но это начало давать результат уже во второй половине текущего года. И мы уверены, что в следующем году показатель тех мер, которые мы приняли, сработает на расширение числа МСП, получающих льготные кредиты.

Какие планы на 2020 год? Мы планируем увеличить количество предпринимателей, получающих поддержку в виде льготной ставки по кредитам, в том числе путем внедрения онлайн-взаимодействия при получении таких кредитных средств.

Будет развиваться институт самозанятых, и будут предоставлены все меры поддержки таким гражданам, как и меры, оказываемые обычным малым и средним предпринимателям. Будем принимать меры по акселерации субъектов МСП, введению льготного налогового периода при переходе предприятий из категории МСП к обычным режимам. Сегодня на Правительстве мы рассмотрели соответствующий законопроект и внесем его в Государственную Думу.

Второй нацпроект – это производительность труда и поддержка занятости. Все три ключевые показатели выполнены. Речь идет о росте производительности труда на средних и крупных предприятиях базовых несырьевых отраслях экономики. План по производительности труда был 101,4 процента. По прогнозам, он должен быть выполнен, и будет выполнен.

Второй показатель – это вовлечение регионов в нацпроект. Результат – 81 субъект при плане 29 регионов. Проведено восемь региональных совещаний по производительности труда, в том числе на конкретных предприятиях. В Туле, например, мы проводили мероприятия на целом ряде заводов. Предположим, «Туламашзавод» за время участия в программе, увеличил производительность труда за два с небольшим года на 48 процентов, «Тулаэлектропривод» – на 25 процентов. Целый ряд других компаний региона также смогли увеличить производительность труда.

Вовлечение предприятий в нацпроект. Какой результат? 1125 предприятий при плане 958. Поэтому на этот год у нас показатели выполнены. Что сделано в текущем году? Инструментам повышения производительности труда обучены 11428 сотрудников при плане 9380. Это позволяет распространять лучшие практики производительности труда в трудовых коллективах. Запущен информационный ресурс, содержащий лучшие практики, достижения, возможность дистанционного обучения, информацию о наиболее успешных предприятиях.

Что не удалось? Не удалось обучить по плановым показателям число руководителей. Мы обучили две тысячи человек при плане 3,2 тысячи. Будем догонять в следующем году.

Какие задачи на следующий год? В реализацию проекта будут вовлечены компании с государственным участием. Правительством подготовлены директивы таким компаниям по принятию планов повышения производительности труда. Показатель производительности труда мы планируем учитывать в качестве условия предоставления мер государственной поддержки, и уверены, что это также позволит нам эффективно сработать по достижению показателей следующего года.

Третий национальный проект – международная кооперация и экспорт. Ключевой показатель – это увеличение объема экспорта. По предварительным прогнозам, действительно мы отстаем от целевых значений. Объем несырьевого, неэнергетического экспорта ожидается на уровне 152,2 миллиарда долларов, что выше уровня прошлого года, но не достигает целевого значения на этот год, который установлен в сумме 160 миллиардов долларов.

Чем вызвано отставание? Конечно, это замедление динамики мировой торговли. В этом году, по данным Международного валютного фонда, ожидается рост мировой торговли в размере 1,1 процента против 3,6 процента в 2018 году, а также снижались и мировые цены на экспортируемую нашей страной продукцию, в первую очередь металлургическую, химическую, продукцию лесной промышленности.

Общий объем потерянного прироста экспорта из-за ухудшения конъюнктуры оценивается в сумме 9,4 миллиарда долларов США. В этих отраслях тем не менее что важно? Отмечен прирост физических объемов от 2 до 5 процентов, который тем не менее был нивелирован более низкими ценами на эту продукцию.

Что сделано в 2019 году? Первое – это упорядочены меры государственной поддержки участников проектов в рамках реализации корпоративных программ повышения конкурентоспособности. Мы приняли новый инструмент стимулирования и поддержки экспортеров. Заключено с предприятиями около 360 соглашений при плане 250. То есть многие предприятия изъявили желание брать на себя планы по экспорту и, соответственно, государство оказывает им поддержку.

Принят закон, предусматривающий возмещение НДС при экспорте услуг в сфере транспорта, IT, иных сферах по аналогии с экспортом товаров. Принято законодательство об отмене требований при репатриации экспортной выручки, выраженной в рублях. Подготовлены предложения по либерализации административного и уголовного законодательства в этой сфере.

Расширено применение электронных виз. В 2021 году такой облегченный режим будет распространен на всю территорию. Сегодня лишь часть регионов, часть городов участвует в этой мере, то есть применяет электронную визу.

В 2020 году запустим программу поддержки патентования. Будут модернизированы опорные лаборатории, которые освободят бизнес от необходимости проводить испытания своей продукции за рубежом. Разработаем 10 страновых планов действий по продвижению российского экспорта за рубежом.

Принят закон так называемый СПИК 2.0, который направлен на стимулирование вложений инвесторов в новые инновационные проекты и продукты. Прошел первое чтение в Государственной Думе проект федерального закона о защите и поощрении капиталовложений. Тоже ожидаемый законопроект у бизнеса. Начнется реализация механизма регуляторной гильотины в следующем году, подготовлены все необходимые решения для этого. И все это должно, конечно, обеспечить рост инвестиционной активности и, соответственно, выполнение национальных целей в сфере экономики.

Несколько слов о финансовом обеспечении национальных проектов. Действительно, на этот год выделены средства из федерального бюджета в сумме 1 триллион 750 миллиардов рублей. Какое исполнение? На 20 декабря касса составила 80 процентов, или 1,4 триллиона рублей. Много это или мало? Это примерно соответствует уровню исполнения федерального бюджета, который составляет на 20 декабря 84 процента. Мы оцениваем, что объем переходящих ресурсов с текущего года на следующий год в части национальных проектов составит около 130 миллиардов рублей.

Действительно, мы здесь не ставили задачу 100-процентного освоения, а ставили задачу эффективного использования этих средств. И если ресурсы не смогли быть выделены в текущем году по тем или иным причинам, эти деньги будут работать на те же самые цели и направления в следующем году.

Параметры финансового обеспечения национальных проектов на предстоящую трехлетку. Мы в полном объеме заложили в бюджете на следующие три года финансирование национальных проектов, даже увеличили, по сравнению с первоначальными цифрами на 368 млрд. рублей. При этом общее финансирование составит в 2020 году почти два триллиона рублей, в 2021 – два триллиона 200, в 2022 году – два триллиона 700 миллиардов рублей. С учетом этих данных общий объем ресурсного обеспечения на шесть лет увеличится и общий объем финансирования нацпроектов составит 26,1 триллиона рублей. Почти половина, даже больше половины, 13,5 триллиона – это средства федерального бюджета.

Какие выводы мы сделали из первого года реализации национальных проектов?

Первое. Мы изменили порядок взаимодействия с субъектами Российской Федерации. По поручению Председателя Правительства, мы в полном объеме распределили и приняли решение о заключении соглашений с регионами выделения трансфертов не в ходе исполнения бюджета уже следующего, очередного финансового года, а до его начала. И в настоящее время завершается работа по подписанию таких соглашений с субъектами Российской Федерации.

Второе. Упрощены закупочные процедуры в рамках Закона № 44, что позволяет заключать быстрее контракты. В том числе, сокращены вдвое сроки конкурсов и аукционов, сокращено количество документации, требуемой при планировании и осуществлении закупок, предусмотрена возможность корректировки стоимости строительства в ходе исполнения контракта, а с середины следующего года, что тоже очень важно, закупки до трех миллионов рублей будут осуществляться по принципу электронного магазина, и можно будет их осуществлять без конкурса. Готовятся также предложения по упрощению работы в рамках федеральной адресной инвестиционной программы, включая сокращение бюрократии по включению объектов ФАИП и, соответственно, корректировке их финансирования.

Что важно? Что уже сегодня лимиты бюджетных обязательств на 2020 год доведены на 94 процента. Такой результат в этом году достигнут только в мае. Поэтому те решения, которые были реализованы, они дают свой результат.

В заключение хотелось бы отметить, что текущий год – это первый год настройки и реализации национальных проектов. В течение года мы наблюдаем ускорение экономического роста по мере активизации реализации национальных проектов. И действительно, если экономика у нас росла в I квартале темпами 0,5 процента, во II квартале – 0,9 процента, в III квартале – уже можно говорить о показателе 1,7 процента, в октябре – 2,3, в ноябре – 1,6. То есть мы выходим на выполнение запланированных темпов экономического развития в текущем году. Таким образом, реализация национальных проектов с иными мерами экономической политики обеспечит достижение запланированных показателей в сфере экономики.

А.Кудрин: Счетная палата ведет мониторинг выполнения национальной цели национальных проектов. Сегодняшнее заседание по названию посвящено реализации национальных проектов. Но в 204-м Указе, конечно, на первом месте стоит выполнение и достижение национальных целей, их девять. Сейчас динамика по национальным целям не везде позитивная. У нас есть и по естественному приросту, по бедности, по росту экономики значение ниже, чем дано в указе. По ряду национальных целей до сих пор отсутствуют методики расчета и наблюдения за показателями.

Сегодня уже стало понятно, что достижение и выполнение национальных проектов не приведет к достижению национальных целей. Достижение национальных целей требует более широкого инструментария и дополнительных мер. Правительство приняло единый план, который, по сути, пока не является планом, он не настолько детален и разбит по мероприятиям. Я знаю, сейчас готовятся планы по достижению отдельных национальных целей более подробные, но пока их нет. Получается, что у нас уже прошло четверть срока, на который была рассчитана работа по национальным целям. Пока этих планов до конца нет. И конечно, получилось, что у нас нацпроекты подготовлены раньше, чем достигнута определенность по выполнению национальных целей.

Я бы предложил в связи с этим провести отдельное заседание, где сконцентрироваться только на национальных целях, и, может быть, там мы тоже увидели бы специфические вопросы, которые сегодня не прозвучали.

Второй вопрос, который бы отметил, это достижение темпов экономического роста уже с 2021 года до трех и выше процентов. По мнению экспертов, потенциал экономического роста в России сейчас около 1,5–2 процентов, и он, скорее всего, инерционно сохранится на ближайшие годы. Счетная палата считает маловероятным, что в 2021 году мы превзойдем три процента роста и затем устойчиво закрепимся на этой позиции в силу того, что считаем недостаточным проведение определенных структурных, институциональных реформ, которые бы дали такой устойчивый рост.

Национальные проекты при их выполнении не дают такой критической массы таких шагов, которые бы вывели нас на эту траекторию роста. А с другой стороны, большинство тех расчетов, которые сегодня делают наши коллеги по национальным проектам, базируются на том, что у нас будет этот положительный рост после 2021 года, больше 3 процентов. И у нас будет соответствующий рост доходов населения, который позволит реализовать те объемы ипотеки, например, соответствующие объемы доходов бюджетов и другие задачи.

Поэтому сегодня вот эта проблема пока низких темпов роста и, на наш взгляд, сохраняющихся низких темпов роста может серьезно повлиять на выполнение всех национальных проектов. При этом, соответственно, как и сейчас мы не достигаем темпов роста выше мировых, так и если даже темпы повысятся, мы все равно в среднем за эти шесть лет не достигнем темпов роста выше мировых, и доля нашей экономики в мировой экономике снизится.

Кроме того, я бы хотел отметить, что замысел нацпроектов предполагает прорывное развитие. Сейчас мы констатируем, и в Счетной палате это обсуждали, что не во всех отраслях, которые поименованы в нацпроектах, мы достигнем прорывного роста.

Счетная палата обращает внимание и на сложность системы управления национальными проектами. Я уже неоднократно говорил, что показатели национальных проектов и федеральных проектов, из которых они состоят, погружены в государственные программы. Это размывает фокусы, осложняет управление этими проектами. К этому надо вернуться. Возможно, нам нужен серьезный разговор об управлении самими национальными проектами. Но, конечно же, это касается и всей модели управления экономикой, которая, на мой взгляд, сегодня не соответствует тем требованиям. Потому что дело не только в нацпроектах, это только часть всей бюджетной системы и всей модели управления. И проектный подход – только часть более широкого спектра инструментов государственного управления.

Мы, допустим, провели сейчас анализ планов работы федеральных органов исполнительной власти. Интересный факт: из 528 показателей нацпроектов, федеральных проектов лишь 55 погружены в планы работы министерств и ведомств. То есть планы работы министерств и ведомств не учитывают всех задач нацпроектов. Может, недоработка какая-то есть, но это актуальные планы. Разбалансировка работ по нацпроектам и по текущим задачам министерств и ведомств.

Некоторые показатели-индикаторы, включенные в национальные проекты, не в полной мере характеризуют те цели, которые поставлены в указе, и повсеместно это подводит к подмене логики выполнения самих проектов.

В розданных материалах (у каждого они есть), я хочу сказать, что здесь во многих случаях по данному году, по 2019-му, даны предварительные оценочные показатели. По факту, мы считаем, что они могут отличаться, конечно, и не всегда в положительную сторону. Поэтому окончательные итоги нужно подводить. У нас есть расхождения с рядом министерств о выполнении отдельных показателей. Но я хотел бы отметить, что по ряду даже из этого документа показателей видно, что при выполнении 100 процентов посторонних задач, цели самих нацпроектов выполняются на 25, на 60 процентов. То есть, это означает, что самих мер было недостаточно, хотя они все, казалось бы, выполнялись почти на 100 процентов.

В Указе Президента поручено, например, по некоторым контрольным цифрам, что пенсии у пенсионеров должны расти темпом выше инфляции. Но в мерах по исполнению, допустим, исключены работающие пенсионеры и ведомственные пенсионеры, больше 18 миллионов человек уже не подпадают под этот показатель, хотя он не оговаривался, допустим, в самом Указе.

Конечно, последний вопрос, о котором я хочу сказать – это взаимодействие с субъектами Российской Федерации. Конечно, показатели, которые спускают субъектам, очень жесткие. Не всегда, конечно, есть полное понимание у субъектов, что они достигнут этих показателей. Даже сейчас в выступлении Виталия Леонтьевича было сказано, что нам не хватает средств на инфраструктуру для строительства нового жилья, так и субъекты, подписывая многие соглашения, не до конца понимают, как они их исполнят, но один губернатор мне сказал, что на коленях подписывали эти соглашения.

Считаю, что в ходе уже работы дальнейшей будут добавлены ресурсы или будут изысканы где-то дополнительные ресурсы. Например, по нашему мониторингу, который мы провели с субъектом Российской Федерации, пока 15 процентов регионов считают значения недостижимыми, 38 считают высокие риски достижения, 4 субъекта, самые смелые, не подписали соглашения по строительству жилья. На 1 декабря 64 региона не подтвердили установленные Минстроем показатели по вводу жилья.

И уже Вы, Владимир Владимирович, сказали в своем вступительном слове, что фактическое финансирование нацпроектов в региональной составляющей идет где-то чуть больше 50 процентов за счет федерального бюджета. У Правительства есть постановление, в котором оно определило предельные размеры софинансирования для субъектов, там указано больше 90 процентов. Возможно, это предельные, то есть их можно добиваться, а может и нет. Но сейчас фактическое софинансирование федерального бюджета около 50 процентов. Субъектам приходится, чтобы выходить на эти показатели, существенно стягивать ресурсы с других направлений. Пока мы оцениваем выполнение этих региональных проектов недостаточно сбалансированным по многим направлениям.

Ну и, соответственно, жесткость, которую я бы назвал квазидирективной по этим показателям, она пока достаточно высокая, не всегда подтверждается теми шагами, то есть теми мерами и нормативными актами, и финансовыми ресурсами, которые есть на уровне субъектов.

В.Путин: Спасибо большое.

На что хотел бы обратить внимание. Мы с вами недавно встречались, поэтому мне ваша позиция известна, и я нахожу, что там, безусловно, на многое нужно обратить внимание. По поводу важности таких направлений как социальная сфера: образование, здравоохранение, наука – это очевидно, мы все за то, чтобы уделить особое внимание этим направления, потому что за этим будущее. Инновации не возможны в стране, много раз уже об этом было сказано, где плохо со здравоохранением, либо образование не развивается должным образом. Какие там инновации? Безусловно, это одно из ключевых направлений.

То, что нацпроекты не дали необходимых ресурсов в эти сферы, с этим мне достаточно сложно согласиться, потому что думаю, что если бы не нацпроекты, то не было бы этого уровня, который сегодня имеется, мы просто бы не смогли его обеспечить, потому что именно нацпроекты позволили нам дополнительные ресурсы направить в эту сферу. Хотя, конечно, в других экономиках, которые прошли определенные этапы развития, там на эти направления выделяется больше ресурсов – это правда. Но вопрос: корректно ли сравнивать нашу экономику развивающегося рынка, и такие экономики, где рынок считается развитым? Это немножко все-таки разные структуры экономик. Неважно, тем не менее Вы правы в том, что нужно ориентироваться на лучшие образцы.

Но что считаю важным – это сравнение, сопоставление, либо сопряжение целей и самих нацпроектов, как инструмента достижения этих целей – это, безусловно, требует особого внимания, и над этим мы, безусловно, должны все вместе подумать. Хотя и то, что сейчас происходит по отдельным направлениям, все-таки мы добиваемся, и в существующем режиме взаимодействия целей и инструментов в виде нацпроектов добиваемся результатов.

Скажем, такой важный показатель, как рост продолжительности жизни. И это факт, который фиксируется не нами, не национальными органами регистрации таких показателей, а, скажем, Всемирной организацией здравоохранения. Поэтому система-то в целом работает. Вопрос, как обеспечить дополнительное финансирование – это, конечно, отдельная тема. Ваша позиция мне тоже известна – нужно немножко ослабить кредитно-денежную политику.

Вы считаете возможным это сделать, изменить черту отсечки при определении количества объема денег, которые мы могли бы направлять в реальную экономику от нефтегазовых доходов. Это правильно, вот здесь у Вас гносеологические противоречия с Минфином, с Минэкономикой, но я думаю, что и с Центральным банком. Поэтому здесь нужно просто внимательно, не нанося ущерба макроэкономическим показателям, подумать и, если все мы придем к обоснованным решениям, можно, возможно, предпринять какие-то шаги.

По материалам: kremlin.ru

Мероприятия

Екатерининская ассамблея
Недели Российского Бизнеса

Поделиться:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp