Skip to content

Мария Чумак: «Увеличение НДПИ снижает для бизнеса возможность инвестировать в устойчивое развитие регионов»

Авторская колонка сопредседателя комиссии по налогам и финансовой политике СОСПП Марии Чумак о налогах на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в спецвыпуске Российской газеты:

Переговоры правительства РФ с металлургами о повышении налогов длились целый месяц. В конце концов удалось прийти к компромиссу: с 2022 года максимальная ставка налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) на железную руду составит 4,8 процента вместо 5,5, акциз на жидкую сталь — 2,7 процента от экспортной цены вместо 3, причем эти условия будут действовать в течение трех лет.

Напомню, что с 1 января 2021 года НДПИ уже повышали в 3,5 раза, что дало бюджету дополнительно около 56 миллиардов рублей. А 31 декабря истекает срок действия экспортных пошлин на черные и цветные металлы, введенных в августе. Ожидали, что это приведет к снижению цен на внутреннем рынке, но пока сколько-нибудь заметных изменений не наблюдается. На международных же рынках цены на металлы продолжают расти.

Хотелось бы, чтобы Минэкономразвития России не продлевало действие экспортных пошлин. Поставками за рубеж занимаются не только гиганты, у которых есть запас прочности, но и малый и средний бизнес. Ввод пошлин уже сильно дестабилизировал его. Второй момент: во всем мире НДПИ — это рентные платежи, роялти. В убытке ты или в плюсе, все равно платишь за пользование недрами. Налог рассчитывается либо на объем добытого, либо на сумму реализации. Когда НДПИ хотят привязать к ценовой рыночной конъюнктуре, он из ренты фактически превращается в регулирующий прибыль. По сути, одна и та же база, пусть опосредованно, облагается дважды.

Хорошо, что повышение налога на прибыль после обсуждения с РСПП все-таки решили отложить до 2023 года: то, что предлагал Минфин России, не учитывало инвестпроекты, реализованные группой компаний, сделки по приобретению активов, инвестиции металлургов в другие сектора. В ГК РФ не предусмотрена такая форма организации бизнеса, как холдинг. Тем не менее экономика диктует такие формы консолидации. По большому счету это взаимозависимые дочерние компании: кто-то занимается добычей, кто-то переработкой, кто-то продажей, но де-юре каждый — самостоятельное юрлицо со своим налогообложением. Поэтому, когда ФНС формально сравнивает горно-металлургическую отрасль и ТЭК и делает вывод, что у первой доля НДПИ и таможенной пошлины в выручке не превышает восьми процентов, тогда как в нефтегазодобыче 40-60, это не совсем корректно.

about:blank По итогам экономического совещания 23 сентября президент России дал поручение, суть которого сводится к тому, что повышение налогов в сфере добычи полезных ископаемых не должно сказаться на региональных бюджетах. Минфин заявил, что для компенсации выпадающих доходов от НДПИ предусмотрена корректировка нормативов распределения доходов бюджетной системы. Правда, пока субъекты не понимают, в каком размере им вернут потерянное. А это нужно понимать уже сейчас, когда верстаются бюджеты на 2022 год и плановый период 2023-2025 годов.

Для регионов, подобных Среднему Уралу, это принципиально: треть его крупнейших налогоплательщиков — именно металлургические компании, в прошлом году перечислившие в бюджеты всех уровней 68,8 миллиарда рублей, 17,7 процента от всех налоговых поступлений. Они же традиционно обеспечивают десятую часть консолидированного бюджета. Это связано со структурой экономики региона, где доля металлургии в обрабатывающей промышленности превышает 50 процентов. Причем производственные площадки находятся, в основном, в монопоселениях и являются градообразующими. Увеличение налога на добычу полезных ископаемых снижает для бизнеса возможность инвестировать в устойчивое развитие регионов.

И это лишь один из аспектов проблемы. Хорошо известно, какова экология в старых индустриальных районах. Сегодня те же металлурги, переходя на новые технологии, вкладывают колоссальные средства в природоохранные программы. Поднимая налог на прибыль, мы тем самым снижаем возможности бизнеса инвестировать в устойчивое развитие. Это плохо вяжется с необходимостью снижения углеродного следа при производстве российской продукции, чтобы сохранить ее конкурентоспособность на европейском рынке.

Минфину России поручено доработать поправки в Налоговый кодекс РФ с учетом состоявшегося обсуждения и представить их в правительство. Мы ждем от этого нормативного акта комплексного подхода. Механизм стабилизации цен на металлы не должен быть исключительно фискальным и к тому же ретроспективным: для расчета ставки налога на прибыль изначально предполагали взять показатели дивидендов, инвестиций и амортизации за пять предыдущих лет, а это нарушает основополагающий принцип — «закон обратной силы не имеет».

Также мы считаем, что к предприятиям нужен дифференцированный подход: по типу металлов, по ассортименту. У алюминиевых заводов и так мощности загружены на 40 процентов. Если продолжать увеличивать фискальную нагрузку, это приведет к тому, что ряд площадок просто закроется. Как вариант — облагать налогом только прибыль, которая выводится за рубеж, а не вкладывается в развитие. Возможно, есть смысл ввести в оборот понятие «налог на сверхприбыль», как в развитых странах.

Вопрос налогообложения — один из краеугольных для бизнеса. На примере других стран и регионов, где повышали налоги на горнодобычу (Чили, Перу, Африка) можно сказать, что везде это было воспринято как ухудшение инвестклимата. По данным опроса, который мы провели среди руководителей компаний, для 66 процентов респондентов налоговые меры являются приоритетным направлением господдержки. Они опережают прямое субсидирование и льготные займы. Главное — чтобы эти меры стимулировали инвестиции, а не принуждали к ним. Специфика отрасли такова, что на реализацию инвестпроектов уходит 10-13 лет, начиная от геологоразведки до выхода на проектные мощности. Рост капитальных затрат опаздывает в среднем на два года от роста прибыли. То есть эффект от высоких цен на металлы мы могли бы увидеть не раньше 2024-2025 годов, но из-за увеличения НДПИ компании могут отказаться от новых проектов. Более того, может встать вопрос с финансированием уже начатых.

По материалам: https://rg.ru/2021/11/10/rost-eksportnyh-poshlin-na-metally-privedet-k-snizheniiu-investicij-v-regiony.html

Мероприятия

Екатерининская ассамблея

Поделиться:

Поделиться в facebook
Facebook
Поделиться в twitter
Twitter
Поделиться в vk
VK
Поделиться в telegram
Telegram
Поделиться в whatsapp
WhatsApp