20.08.12

До 1 сентября нынешнего года должно быть принято решение, сравнимое по своим последствиям с монетизацией льгот. Особо значимым оно окажется для Свердловской области и других промышленно развитых регионов Уральского федерального округа. И сугубо технический термин «последняя миля», известный сейчас в основном специалистам, войдёт в широкий обиход. Если, конечно, заседавшая не так давно правительственная комиссия по развитию электроэнергетики решится освободить от неё субъекты РФ. Но обо всём по порядку.

Наследство Чубайса

В общем-то, «последняя миля» — это порождение реформы энергетики по Анатолию Чубайсу. Тогда на бумаге у реформаторов всё получалось прекрасно. Так, магистральные сети высокого напряжения, по которым и транспортируется электроэнергия, вырабатываемая на электростанциях, отошли Федеральной сетевой компании (ФСК), распределительные — Межрегиональным сетевым компаниям (МРСК). Но потом выяснилось, что при такой схеме МСРК, то есть местные электросети, не могут обеспечить себе нужную выручку, а значит, не могут и развиваться. Вот тогда как «временная мера» и была придумана «последняя миля», по договору о которой небольшая часть сетей ФСК сдаёт в аренду МРСК.

То есть появился новый вид перекрёстного субсидирования, когда крупные потребители, присоединённые непосредственно к магистральным сетям ФСК, оплачивают ещё и тариф распределительных сетей МРСК.

К примеру, в 2012 году «перекрёсток» оценивается в 207 миллиардов рублей, из которых 58 миллиардов приходится как раз на «последнюю милю». И с этим смирились, так как было обещано, что в 2011 году такая схема работы будет ликвидирована, но затем её продлили до 2014 года. И терпение прежде всего истощилось у алюминщиков как крупнейших потребителей электроэнергии. Потому как, если бы «милю» продлили до 2017 года, о чём поговаривали, то большим компаниям пришлось бы переплатить за передачу энергии около 300 миллиардов рублей, посчитали эксперты.

Не желая нести такие убытки, представители алюминиевого комплекса завалили суды исками с требованиями признать незаконными платежи, которые получает от них МРСК. И так как суд решал все дела в их пользу, то из-за возврата платежей, выплаты штрафов и пеней ряд местных сетевых компаний попали в достаточно сложное финансовое положение. Тем более что объединённые в некоммерческое партнёрство крупные энергопотребители стали наращивать успех. Так, глава наблюдательного совета этой организации Михаил Свободин заявил, что «последнюю милю» «надо добивать до конца, невозможно вешать на крупных потребителей весь объём перекрестного субсидирования». И если это не прекратится, то промышленность начнёт строить собственные энергетические мощности.

Несовместимые потери

А чем это чревато, достаточно легко просчитывается. В случае отказа от механизма «последней мили» недополученные МРСК средства придётся распределять по средним и мелким потребителям. И если в регионе доля крупных потребителей высока, это может привести к резкому росту конечных цен на электроэнергию в рознице. А это уже может коснуться и населения. И в сухом остатке то, что у местных бюджетов снизятся налоговые поступления, а у МРСК станут выпадать доходы, влекущие за собой деградацию системы, пострадают малый и средний бизнес — из-за роста тарифов.
Легче станет нефтяникам и металлургам, но это может оказаться медвежьей услугой. Потому как они и дальше будут думать, что доля энергозатрат в себестоимости их продукта зависит только от стоимости этих затрат, и не будут снижать реальную энергоёмкость. И позиция государство вполне логична — оно пытается удерживать баланс, сохраняя источники финансирования для МРСК, с тем чтобы не перекладывать расходы на более мелких потребителей и население, но и в то же время не сдерживать промышленный рост из-за высокого уровня энерготарифов.

Проблему «последней мили» некоторые специалисты предлагают решить путём слияния МРСК с ФСК. Дополнительным бонусом мог бы стать при этом запуск в полную силу RAB-регулирования, так как формирование тарифов по этому принципу будет производиться во всех регионах без исключения. Для справки, RAB-регулирование — это тарифообразование на основе долгосрочного регулирования цен на электроэнергию, когда они устанавливаются на три—пять лет. Регулятор формирует тариф таким образом, чтобы компании могли возвращать инвестиционные средства и проценты на привлечённый капитал. И кое-какие шаги к слиянию уже предпринимаются. На сегодня функции единоличного исполнительного органа холдинга МРСК уже переданы ФСК. Продолжается и разработка решения дальнейшей интеграции предприятий электросетевого комплекса.
Киловатты по осени посчитают

Вот другие способы борьбы с «последней милей», точнее, какие принять схемы компенсации выпадающих доходов распределительных сетей при переходе крупных потребителей на прямые договоры с ФСК, и обсуждала правительственная комиссия по развитию электроэнергетики. Причём конкретно для 18 регионов, куда входит и Средний Урал, в которых выпадающие доходы региональных бюджетов от «последней мили» оцениваются в 32 миллиарда рублей. И к началу осени специально сформированная рабочая группа должна представить свои рекомендации по поводу того, как «разминировать» «последнюю милю». При этом должна учитываться региональная специфика.

А чтоб население не пострадало, для него будет введена социальная норма энергопотребления. Она будет находиться на уровне среднего потребления по региону, примерно 220 киловатт-часов в месяц. И всё, что сверх этого, должно оплачиваться по экономически обоснованному тарифу. В среднем социальный и экономически обоснованный тарифы будут расходиться между собой где-то вдвое. Что, к примеру, соответствует Норвегии.

Ну что ж, когда-то на это надо было решиться…

Дмитрий Тюхтин, начальник департамента по связям с общественностью ОАО «МРСК Урала»:
— Последние два года судебные процессы по «последней миле» резко активизировались. Крупные предприятия перестали платить МРСК и требовали через суд выхода из схемы «последней мили». Первое время мы с успехом добивались в судах оплаты наших услуг в рамках сформированной государством схемы. Но сейчас ситуация меняется, и мы оказались её заложниками. Сама схема была придумана не нами и фактически использовалась для сдерживания роста тарифа для населения. При этом государство формировало тариф для МРСК с учётом поступления денежных средств от предприятий, которые находятся на «последней миле». Но за два последних года практически все они вышли из этой схемы. Всё это наложилось на дополнительно принятые государством меры по сдерживанию роста тарифа в прошлом году. Безусловно, эти меры были нужны: тариф не может расти вечно. Но мы потеряли деньги, которые нужны на поддержание и развитие электросетевого комплекса. Наши инвестпрограммы были оптимизированы под новые условия, ремонтные программы нам удалось сохранить, так как экономить на надёжности нельзя. Начавшиеся в этом году на федеральном уровне новые структурные преобразования электросетевого комплекса позволяют надеяться, что проблема «последней мили» будет решена с учётом интересов всех сторон.

Роман Лукичёв, представитель ОК РУСАЛ по связям с общественностью в УрФО:
— Потребитель не должен платить за услугу, которая ему не предоставляется. Более того, само существование «последней мили» и перекрёстного субсидирования не имеет под собой никаких логичных экономических обоснований. На необходимость создания комплексного плана по решению проблемы «перекрёстки» указывал ещё в феврале 2010 года премьер-министр Владимир Путин на совещании в Хакасии.

Автор: Станислав Соломатов,
Обозреватель отдела промышленности и малого бизнеса «Областной газеты»

Источник: http://www.oblgazeta.ru/economics/1874/

Ключевые слова:,