22.06.15
Результат форума «в полной мере опроверг набивший оскомину тезис об изоляции России». Такое заявление сделал ответственный секретарь оргкомитета Петербургского международного экономического форума, советник президента России Антон Кобяков.

Участие в форуме приняли около десяти тысяч человек из 120 стран мира. «Это беспрецедентное количество гостей, мы никогда не фиксировали такого интереса», – заявили в оргкомитете. В Смольном уже посчитали, что это на 10-12 процентов больше, чем в 2014 году.

Практические результаты ПМЭФ тоже впечатляют. За три дня было подписано 205 соглашений, меморандумов, контрактов, протоколов о сотрудничестве, заявлений о намерениях на общую сумму в 293,4 миллиарда рублей. И, как отметил Кобяков, это только та часть договоров, финансовые условия которых не являются коммерческой тайной.

Как еще отзовется прошедший форум в нашей экономике, «Российской газете» рассказал президент Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) Александр Шохин. А также о том, когда закончится кризис и как будет вести себя рубль в этом году.

Петербургский международный экономический форум 2015

Александр Николаевич, так какие главные сигналы от власти услышал бизнес?

Александр Шохин: Во-первых, подтверждение ранее данных обещаний – опираться на экономическую свободу, на предпринимательскую инициативу.

Более того, президент развил несколько ключевых идей, которые бизнес активно обсуждает – например, проблему профессионального образования, дефицита квалифицированных кадров. Кстати, свежий национальный рейтинг инвестклимата в российских регионах, который презентовали на форуме, фиксирует неудовлетворенность бизнеса не только качеством подготовки специалистов, но и доступностью кредитов, недвижимости.

Президент, упоминая этот рейтинг, подчеркнул, что он становится инструментом в руках местных властей, который позволяет, отталкиваюсь от него, формировать команды по «управлению» деловым климатом. В условиях кризиса радикальное улучшение его становится одним из немногих факторов, который поможет преодолевать и санкции, и сами кризисные явления. Здесь много что можно сделать.

Что именно?

Александр Шохин: Резко сократить количество разрешительных процедур, сроки выдачи самих разрешений, регистрации прав собственности. Многие регионы добились в этом успеха. Но резервы еще у нас огромные.

Вы довольны законом о надзорных каникулах для малого бизнеса, который не совершал грубых нарушений три года.

Александр Шохин: К моменту его принятия в нем оказались «подводные камни», возможность двойного толкования, например, что такое грубое нарушение, а от какого срока отсчитывать трехлетний период и так далее. Надо очень быстро сформировать правоприменительную практику, чтобы все толкования были в пользу предпринимателей.

Нам также очень важно, чтобы в кризис, а мы считаем, это, как минимум, 2-3 года, четко соблюдался принцип неувеличения налоговой нагрузки, и неувеличения неналоговых платежей. Но с этого года внедрено очень много неналоговых платежей и сборов, которые для нас равноценны налогам. Мы насчитали 73 вида.

Но часть их уже удалось «отбить»?

Александр Шохин: Да. После дискуссий в правительстве, совещания у председателя правительства решено примерно 15 видов платежей заморозить на три года. Договорились, что это не конец дискуссии, попробуем вернуться к теме в ближайшее время. С десяток позиций сумеем отыграть.

При этом речь не идет о том, что те или иные платежи абсолютно неприемлемы. Много экологических платежей, штрафов, принуждающих бизнес к внедрению новых технологий. Это правильно. Но когда у вас нет инвестиций, нет денег, чтобы оборотный капитал пополнить, ясно, что внедрение лучших и доступных технологий не получается.

Условия для иностранного бизнеса в России, на ваш взгляд, изменяются?

Александр Шохин: Для иностранного бизнеса действует базовый принцип равного отношения к российским и иностранным инвесторам.

Если в налоговой сфере, в сфере регулирования у нас более или менее все выровнено, то с точки зрения доступа к специальным программам поддержки, через фонд развития промышленности, преимущество имеют российские юридические лица. Мы считаем, если иностранный бизнес открыл и локализовал в России промышленное производство, то можно и ему идти навстречу, не устанавливать жесткие планки ограничений.

К примеру, если вы поддерживаете отрасль сельхозмашиностроения, а немецкая производящая компания построила в России завод, работает сугубо как российское юридическое лицо, хотя ее акционеры в Германии,то наверное, нельзя ей не помогать в условиях кризиса через участие в госзаказах.

Петербургский международный экономический форум 2015. День второй

Это относится и к рынку лекарств?

Александр Шохин: Сейчас при закупке лекарств установлено новое правило – третий лишний. Если на тендере две российские компании, то иностранную уже можно не пускать. Это элемент некоторой если не дискриминации, то первоочередного доступа к тем или иным ресурсам отечественного производителя.

Но важно, чтобы иностранная компания, зная об этом жестком узком «входе» на рынок, тоже получала мотивацию локализовывать производство здесь. То есть надо точно сказать, когда ее производство будет в России локализовано, допустим, на 60-70 процентов, то ее наравне с другими российскими конкурентами «запустят» в систему государственных и муниципальных закупок. Это как магнит будет притягивать иностранных инвесторов к реальной производственной деятельности в России.

Как вы оцениваете экономическую ситуацию на внутреннем рынке?

Александр Шохин: Безусловно, сейчас самый главный способ защиты внутреннего рынка пока еще сохраняющийся девальвационный эффект.

В дни форума Владимир Путин встречался с крупными российскими промышленниками, один из них попросил: «Не дайте доллару упасть!» Вроде все должны заботиться об укреплении рубля, и, стало быть, падение доллара не должно беспокоить, ан нет.

Относительно дешевый рубль – способ защиты внутреннего рынка от импорта, конкурентов, и многие производители, ориентированные на внутренний рынок, понимают, что другого способа поддержки сейчас, в условиях кризиса не будет.

Ваш прогноз по доллару.

Александр Шохин: Если не будут играть большого значения внешние факторы и цена на нефть, то, наверное, в ближайшем обозримом будущем доллар будет колебаться где-то в районе 55 рублей.

А кризис, вы сказали, 2-3 года может продлиться?

Александр Шохин: Из кризиса выходить начнем в следующем году. И восстанавливать рост, при условиях, что не обрушатся цены на нефть меньше 50 рублей за баррель, что не будет новой волны санкции, которая может отпугнуть финансовые, банковские институты, промышленные компании от работы в России.

От разрыва отношений страдают очень многие из европейских стран, в состоянии ли бизнес играть самостоятельную роль в споре с политиками? Какие у вас ощущения?

Александр Шохин: Сложные. Есть законопослушные бизнесмены, их большинство во всех странах, которые, с одной стороны, говорят, что они против санкций. Но как сказал на одной из пленарных сессий немецкий предприниматель, они как лояльные граждане не могут не следовать прямым рекомендациям своих правительств.

Как ни странно, несмотря на рыночность европейской экономики, многие боятся потерять контракты и расположение властей. Как ни странно, европейская экономика и западная не такие уж либеральные. С другой стороны, почему в этом году на форум приехало так много предпринимателей из Северной Америки, Европы, Японии, потому что понимают: свято место пусто не бывает.

Вы в рамках форума принимали самое активное участие в деловых форумах ШОС и БРИКС, в «Деловой двадцатке», в «круглом столе» Россия-Турция- ЕС- ЕАЭС. А как вам видится развитие общеевропейской интеграции?

Александр Шохин: В Европе мы уже начинаем работать через интеграционные группировки. Евразийский экономический союз дает такую формальную возможность, поскольку часть компетенций ушла от национальных правительств в ЕЭК.

И в этом смысле ЕЭК, в которой Россия только один из пяти членов, вправе вести переговоры с Брюсселем по налаживанию отношений, и формально Брюсселю отказывать Евразийскому союзу в переговорах по техническим регламентам, стандартам, правилам таможенных процедур или ветеринарному контролю оснований просто нет. Потому что это интересы всего Евразийского союза.

Тот же Казахстан – страна, энергично двигающаяся в ВТО и готовая быть посредником, может иногда играть первую скрипку в такого рода переговорах. Кроме того, безусловно, появляются новые инструменты. В частности, взаимодействие двух грандиозных проектов инфраструктурно-транспортного проекта Шелкового пути и Евразийского интеграционного проекта. Если Россия сумеет правильно подставить свое логистическое плечо, то станет главным связующим звеном между западными регионами Китая и Европы.

Это дело близкого будущего?

Александр Шохин: Это надо делать немедленно. Тот факт, что в мае этого года президент нашей страны и председатель КНР Си Цзиньпин подписали целый ряд соглашений, безусловно, прорыв. Но его надо трансформировать в целый ряд проектных, нормативно-правовых решений. Нам нельзя здесь медлить. Есть альтернативные варианты проекта, через тот же Казахстан, но уже южнее Каспийского моря. Китай ждать не будет, ему нужно скорее выходить на Европу, по суше сокращать пути доставки товаров, экономя время и миллиарды долларов.

Александр Николаевич, а что вы не услышали на форуме, а хотели бы услышать?

Александр Шохин: Очень важно, чтобы на форуме не просто обсуждались российские проблемы с иностранными политиками и предпринимателями. А чтобы наши компании интенсивно вовлекались в обсуждение глобальных тем той же «двадцатки» для формирования ее повестки дня, деловых мероприятий стран ШОС, БРИКС. Очень важно эту глобалистскую тематику форума сохранять, тогда он будет международным во всех аспектах.

Источник информации: «Российская газета».