14.12.17

В Общественной палате Свердловской области подвели итоги первого этапа внедрения онлайн-касс: переход прошел не гладко – прежде всего из-за изрядного дефицита «умных» устройств. Сделаны ли оргвыводы и чего ожидать бизнесу на следующем этапе замены устаревшей контрольно-кассовой техники (ККТ), выяснял корреспондент «РГ».

О том, сколь драматично нововведение приживалось в регионах УрФО, мы рассказывали не раз («Экономика Уральского округа» от 12 января, 30 марта, 6 июля 2017 года). Та же картина по всей стране, поэтому тотальная «интернетизация» кассовых аппаратов пока откладывается: очередные, утвержденные в конце ноября, корректировки закона о контрольно-кассовой технике отодвигают ее для отдельных категорий бизнеса до первого июля 2019-го. Отсрочку, за исключением розницы и общепита, получат организации, работающие на едином налоге на вмененный доход, и индивидуальные предприниматели. Впрочем, есть и «исключения из исключений»: повременить с покупкой новых касс могут только ипэшники, не имеющие наемных работников.

- Таким образом, предприниматель, создающий рабочие места, оказывается в худшем положении, чем одиночка, который не стремится развивать свой бизнес, – подчеркивает Ирина Мамина, председатель комиссии по бухучету Уральской торгово-промышленной палаты.

В аппарате областного бизнес-омбудсмена считают, что череда изменений федерального закона о ККТ дезориентировала предпринимателей, они недоумевают, чего ждать в будущем: вроде бы уже подготовлены очередные поправки, но, какие именно, никто не знает, поэтому бизнес выбирает тактику выжидания.

- В результате в июне, когда нас ждет новая волна внедрения ККТ, мы можем столкнуться с теми же проблемами, что в июне 2017-го: дефицита устройств, отсутствия нужных моделей, роста цен в несколько раз. Например, в Югре фискальные накопители ценой шесть тысяч рублей минувшим летом продавались за 36-60 тысяч, – напоминает Людмила Карнашевская, руководитель организации-оператора фискальных данных.

Между тем она констатирует, что рынок ККТ сформирован, буквально на днях на него вышел пятый игрок. Выбор моделей большой, цены стартуют от девяти тысяч рублей.

- Однако дефицит наблюдается уже сейчас, – возражает Антон Еликов, коммерческий директор фирмы-продавца «умных касс». – Заказы, сделанные в начале декабря, при стопроцентной предоплате поставщики обещают выполнить только в середине февраля. Крупные игроки в ожидании новой волны заказов скупили все фискальные накопители. Производители не успевают за спросом, ведь надо понимать, что накопитель состоит из многих комплектующих, сроки поставки которых могут растягиваться до десяти недель.

Законодательные поправки, отмечают эксперты, не внесли ясность в положение некоторых сфер предпринимательской деятельности. Например, как быть с торговыми автоматами, если пока на рынке нет доступных по цене кассовых устройств, работающих автономно от человека? А с ярмарками, новогодними базарами и прочими объектами ситуативной торговли? С продажами через соцсети с небольшой выручкой (по приблизительным оценкам, сейчас в России около 50-60 тысяч зарегистрированных компаний, работающих через Интернет)? Для таких «малышей» расходы на приобретение и подключение новой ККТ непомерны, этот барьер им не перешагнуть.

Уже сейчас крупные игроки в ожидании новой волны заказов скупили все фискальные накопители. А производители не успевают за спросом

Еще одна проблемная сфера – общественный транспорт. К примеру, в Екатеринбурге только трамвайно-троллейбусное управление за год обслуживает 314 тысяч пассажиров по двум десяткам тарифных планов, получая выручку 114 миллионов рублей. Оно располагает 555 единицами подвижного состава.

- Для их оснащения кассами потребуется 15 миллионов рублей, – сообщила главный бухгалтер предприятия Марина Шилина. – Но как работать кондуктору, увешанному кассовыми устройствами, в движущемся транспорте? Это, во-первых, небезопасно, во-вторых, значительно увеличивает время обслуживания пассажиров, в-третьих, кондуктор – это не кассир, это другая профессия. Кроме того, транспорт проходит через «мертвые зоны», без интернет-покрытия…

На взгляд предпринимателей, в корректировке нуждаются еще несколько моментов. Строго говоря, размещение фамилии кассира на чеке нарушает закон об охране персональных данных, и это исключение пока не закреплено законодательно. Кроме того, по действующим нормативным актам отказ или поломка ККТ – это правонарушение со стороны владельца кассы, алгоритм возобновления ее работы в законе не прописан, как и порядок исправления ошибок в чеке.

- Это дополнительные требования, которые ведут к чрезмерным издержкам, – считает советник уполномоченного по защите прав предпринимателей в Свердловской области Екатерина Сонина. – Налоговый вычет в 18 тысяч рублей на одну единицу техники (а он предоставляется, напомню, не всем) не покрывает расходов на новое оборудование, которые, по нашим подсчетам, составляют в среднем около 40 тысяч рублей. Логично было бы предоставлять налоговый вычет на всю сумму издержек.

P.S.

Предложения предпринимательского сообщества Свердловской области по корректировке нормативной базы использования онлайн-касс направлены в Общественную палату РФ для дальнейшего обсуждения и внесения в органы власти страны.

Текст:
Ксения Дубичева (Свердловская область)

Российская газета – Экономика УРФО №7449 (283)